Вторичный синдром лактазной недостаточности у детей. Методы диетотерапии и лечения

Мазанкова Людмила Николаевна

Зав. Кафедрой детских инфекционных болезней РМАПО, Д.М.Н., профессор.

Лактазная недостаточность — непереносимость молочного сахара, обусловлена наследственным или приобретённым дефектом фермента лактазы, что сопровождается нарушением гидролиза и транспорта лактозы в слизистой оболочке тонкой кишки. Интерес педиатров к проблеме лактазной недостаточности велик в связи с тем, что молоко и молочные продукты являются основными продуктами питания детей, а проявления их непереносимости весьма многогранны.

Впервые низкая активность лактазы выявлена в 1958 году у ребёнка с гипотрофией, что сопровождалось значительной лактозурией , а в 1959 году установлено, что лактазная недостаточность может протекать без лактозурии , что привело к различений разных типов первичной (наследственной) лактазной недостаточности . Существуют этнические различия в частоте лактазной недостаточности, что свидетельствует о генетической природе этого вида интестинальной энзимопатии, передающейся по наследству, К регионам с высокой степенью пенетратности гена лактазной недостаточности относятся Северная Америка, Африка, Юго-Восточная Азия, где частота дефекта фермента достигает 70-100%. У русских частота дефицита лактазы наблюдается у 16% популяции.

Однако педиатрам в своей практике чаще приходиться встречаться с так называемой вторичной (транзиторной) лактазной недостаточностью, развивающейся на фоне различных заболеваний желудочно-кишечного тракта и сопутствующей внекишечной патологии (эндокринопатия, энцефалопатия и др.), что делает проблему современной диагностики сопутствующей ферментопатии весьма актуальной.

Патогенез

Развитие вторичной лактазной недостаточности связано с нарушением синтеза внутри эпителиоцитов кишечника фермента Д-галактозидгидролазы, способной расщеплять молочный сахар. При повреждении энтероцитов и развитии субатрофии или атрофии слизистой оболочки кишечника на фоне инфекционных и неинфекционных заболеваний снижается уровень активности фермента лактазы. Функциональная незрелость энтероцитов и ворсин кишечника нередко формируется при нарушении внутриутробного развития плода и снижении «эпидермального фактора роста», содержащегося в грудном молоке и усиливающего экспрессию ферментов щеточной каймы ворсинок. На процессы структурного формирования тонкой кишки, становление ее функции и созревание фермента лактазы в постнатальном периоде у детей грудного возраста оказывают влияние тиреоидные гормоны, глюкокортикоиды, вегетативная иннервация.
Особое значение придается несостоятельности адаптации к лактотрофному питанию детей, родившихся от неблагоприятно протекавшей беременности (токсикоз, гипоксия, анемия).

Развитие вторичной лактазной недостаточности возможно при следующих состояниях и заболеваниях:

На основе патогенеза вторичной лактазной недостаточности, независимо от причинно-значимого фактора, лежит развитие осмотической диареи, При дефиците лактазы нарушается гидролиз лактозы, накапливающейся в просвете тонкой кишки. Повышается осмотическое давление, возрастает объем содержимого толстой кишки, что приводит к избыточному поступлению воды в просвет кишечника и нарушению реабсорбации воды и электролитов из просвета кишечника.

Патогенетические аспекты развития вторичной дисахаридазной (лактазной) недостаточности до конца не изучены, однако становиться очевидным развитие при этом комплекса нарушений со стороны ЖКТ, что оказывает влияние на клинические особенности заболевания и объясняет сложность терапевтических подходов к тактике лечения.

Клиническая симптоматика

Симптомы вторичной лактазной недостаточности развиваются на фоне грудного вскармливания и/или введения молочных продуктов. Синдром диареи проявляется остро или Постепенно в зависимости от степени выраженности дефицита лактазы. Стул частый, жидкий, пенистый с кислым запахом. Характерными прявлениями являются диарея, метеоризм, беспокойство, боли и урчания в животе. Температура тела не повышается. Несмотря на длительность диареи, симптомы интоксикации, как правило, не выражены. Самочувствие детей не страдает. Сохраняется прибавка в весе, нутритивный статус в пределах возрастной нормы.

Нередко лактазная недостаточность сопровождается симптомами атопического дерматита. У 1/3 детей с вторичной лактазной недостаточностью отмечаются «запоры» — отсутствие самостоятельного стула.

У недоношенных детей возможно развитие метаболического ацидоза, вводно-электолитных нарушений. Описан вариант развития лактатацидоза у детей при синдроме короткой тонкой кишки. Это объясняется наличием сопутствующей эндокринопатии и митохондриальной патологии.

У детей старшего возраста клинические симптомы непереносимости лактозы неспецифичны. Однако их проявление уже через 1-2 часа после употребления молочных продуктов может свидетельствовать о лактазной недостаточности:

Инфекции и вторичная лактазная недостаточность.

При инфекционных заболеваниях вторичная лактазная недостаточность развивается остро и носит транзиторный характер.

Наиболее типичным примером инфекционной осмотической диареи с лактазной недостаточностью является ротавирусная инфекция, удельный вес которой составляет 40-50% в осеннее-зимний период года. Болеют преимущественно дети от 1 до 3 лет.
Развитие острой осмотической диареи связано с поражением вирусами высокодифференцированных клеток эпителия слизистой оболочки тонкой кишки.
При этом отмечается уменьшение высоты ворсин, увеличение глубины скрипт, изменение соотношения скрипта/ворсина, что приводит к развитию субатрофического вирусного энтерита. Под действием ротавируса значительно снижается активность ферментов дисахаридаз и в первую очередь лактазы и сахаразы в щеточной кайме ворсинок и в пристеночном слое слизи тонкой кишки. Это приводит к накоплению избыточного количества высокоосмолярных веществ, в первую очередь, негидрализованных углеводов, способствующих нарушению реабсорбцим воды и электролитов, следствием чего я вляется развитие водянистой диареи.
Клиническая картина ротавирусной инфекции характеризуется острым началом заболевания с повышением температуры тела до 38-39°, развитие гастроэнтерита или энтерита: стул жидкий, водянистый, пенистый без примесей, реже со слизью. Патогномонично урчание по ходу кишечника, метеоризм, Рвота повторная, появляется в 1-2 день болезни. Наряду с диареей в первые дни болезни наблюдаются скудные катаральные явления со стороны носоглотки. Тяжесть состояния определяется преимущественным развитием эксикоза 1-11 степени на фоне осмотической диареи.
При элиминации ротавирусов из кишечника в периоде реконвалесценции процессы гидролиза и усвоения лактозы восстанавливаются.

У больных с хронической гастроэнтерологической патологией и при затяжных диареях ротавирусный антиген обнаруживается в энтероцитах с использованием метода иммунофлюоресценции, что может явиться причиной вторичной малабсорбции лактозы и доказывает патогенетическую роль ротавирусов в развитии этой патологии.
Примером перезитпрных инфекций с лактазной недостаточностью является криптоспоридиаз.

Возбудитель — криптоспоридии. Это простейшие, обитающие в кишечнике человека и животного (кошки, собаки, телята, поросята, ягнята). Основные пути передачи — фекально-оральный, пищевой, водный.

Инкубационный период — 3-8 дней.

В патогенезе заболевания большую часть играет повреждение паразитами миктоворсинок кишечного эпителия проксимальных отдела тонкой кишки. Вследствие этого происходит блокирование фермент лактазы, нарушается расщепление лактозы с развитием вторичной лактазной недостаточности,
В клинической картине заболевания превалирует осмотическая диарея с первых суток болезни — стул до 10 и более раз в сутки, обиль ный, водянистый, иногда со слизью. Нередко появляются рвота, кетоа цидоз, боли в эпигастрии, метеоризм.
Характерным симптомом является анорексия. Симптомы интоксикации не выражены.
У детей с ослабленным иммунитетом криптоспоридиаз приобретает хроническое течение, протекает в тяжёлой форме. Проявляется водянистой профузной диареей, приводящей к кахексии.

Диагноз основывается на обнаружении криптоспоридии (ооцист) в фекалиях при электронной микроспории мазков.

Дисбактериоз кишечника и вторичная дисахаридазная недостаточность.

При вторичной лактазной недостаточности практически у всех дете отмечаются изменения в микрофлоре кишечника, что оказывает влия ние на клиническую симптоматику, длительность диареи. Накопление нерасщеплённой лактозы в просвете кишечника сопровождается повышенным ростом условно-патогенных микроорганизмов, развитием метаболического дисбаланса микрофлоры толстой кишки с образование’ большого количества органических кислот.

При вторичной лактазной недостаточности дисбиотические нару шенияхарактеризуются ростом условно патогенной флоры с лактозонегативными (77%), снижением индигенной флоры, что связано с приспособлением микробов к изменившимся условиям среды обитания на фоне «стресса» — развития интолерантности к лактозе (рис.1).

mazankova1Этот факт имеет определённое диагностическое значение при развитии лактазной недостаточности.

При изменениях микробиоценоза тонкой кишки и снижении бифидо и лактобактерий развиваются разнообразные метаболические нарушения. Это состояние в последнее время выделено в синдром контаминирования тонкой кишки , проявляющийся дефектом всасывания моно- и дисахаридов, в том числе лактозы, а также малабсорбцией витаминов, минералов, воды и электролитов. Возникновение стеатореи и расстройство абсорбции жиров находятся в тесной связи с микробной пролиферацией, являясь следствием нарушения деконъюгации желчных кислот. Это является дополнительным фактором повреждения слизистой оболочки тонкой кишки. На фоне дисбиоза кишечника изменяется рН кишечного химуса вследствие усиления бродильных процессов, что снижает ферментативную активность: рост микроорганизмов в тонкой кишке оказывает существенное влияние на снижение уровня мембранных ферментов — дисахаридаз. что позволяет говорить о развитии дисахаридазной недостаточности.

mazankova2

Примером таких изменений может служить биохимический анализ микрофлоры при ротавирусной инфекции.

И, наоборот, при вторичной лактазной недостаточности (при рН<5) у детей наблюдается постепенное нарушение процессов образования, всасывания и утилизации ЛЖК. что соответствует определённой степени дисбиоза кишечника на фоне длительной осмотической диареи. Изменение общей концентрации летучих жирных кислот и их спектра в фекалиях указывает на глубину и характер метаболических (биохимических) нарушений в кишечнике, что имеет большое диагностическое и прогностическое значение. При дисахаридазной недостаточности наблюдается гиперстимуляций полисахаридазной активности микрофлоры кишечника (табл. 2).

Большинство из этих микроорганизмов в анализе кала на микрофлору в практических лабораториях не определяется. Об их активности можно судить лишь по биохимическому анализу фекалий. Характер нарушений микрофлоры кишечника при дисахаридазной недостаточности (табл. 3) свидетельствует о прямой корреляции между глубиной дисбиотических нарушений и степенью дефицита лактазы, определяемой по экскреции углеводов с калом методом хроматографии. При выраженной степени дисахаридазной недостаточности с повышением уровня углеводов в кале выше 1,0 г/о чаще развиваются дисбиотические нарушения 2-3 степени.

mazankov43

mazankova5

Отмечаются отличия экскреции различных углеводов при дисбиозах разной степени (табл. 4).

Ориентировочным тестом присутствия условно-патогенной флоры с метаболической активностью в кале является повышение в фека экскреции, как лактозы, так и ксилозы — продуцента УПФ.

При глубоких изменениях в микрофлоре преимущественно пов1 ется уровень ксилозы в кале. Это может являться маркером этиог генетической связи дисбактериоза кишечника и вторичной пакта недостаточности, так как при 1 степени дисбактериоза кишечнике провождающегося дефицитом бифидо — и лактобактерий, повыш ксилозы в кале не отмечается. Диарейный синдром при таком механизме развития фнрментопатии носит стойкий характер, отличается нообразным течением и отсутствием эффекта от безлактозной диеты. Клиническим критерием диареи в этом случае является выраже метеоризм, флотуленция, наличие слизи в испражнениях.

Таким образом, глубина нарушения структурной и метаболической функции микрофлоры кишечника соответствует степени снижению роли дисахаридов ~ субстратов брожения, поступающих б толстую кишку из тонкой, что приводит к усугублению длительности и выражености диарейного синдрома. Дисбактериоз кишечника у детей раннего возраста характеризуется развитием дисахаридазной недостаточности.

Дифференциальный диагноз

Вторичную лактазную недостаточность следует дифференцировать в первую очередь с другими нарушениями углеводного обмена — мальабсорбцией сахарозы, непереносимостью глюкозы и галактозы. Необхо димо помнить, что вторичная интолерантность к лактозе наблюдается при различных заболеваниях ЖКТ — болезни Уиппла, первичной лимфангиоэктазии, аллергоэнтропатии вследствие непереносимости коровьего молока, антибиотико-индуцированной диареи, а также при иммунодефицитных заболеваниях. Дифференциально-диагночтические критерии диарей различного генезиса представлены в таблице 5.

(кликните на рисунок, чтобы посмотреть таблицу в полный размер в новом окне)

mazankova6

Лабораторная диагностика лактазной недостаточности

Диагноз вторичной лактазной недостаточности устанавливается на основании обследования по следующим критериям:

Лечение вторичной лактазной недостаточности

Диета

Диетотерапия включает себя исключение молочных продуктов и назначение низко- и безлактазной диеты. В питании детей трудного возраста с лактазной недостаточностью используются как низколактозные, так и безлактозные смеси. В большинстве случаев у больных с вторичной лактазной недостаточностью дефицит лактазы носит характер гиполактазии. Полное исключение лактозы из рациона этих детей нецелесообразно, т.к. лактоза необходима для стимуляции роста нормальной флоры толстого кишечника, синтеза витаминов группы В и галактозы, которая участвует в формировании галактоцереброзидов головного мозга. Лактоза способствует лучшему усвоению магния и кальция, снижая риск возникновения анемии и рахита. Небольшое количество лактозы в пище способствует стимуляции выработки собственного фермента лактазы, поэтому изменения в диете оправданно начинать с использования молочной нмзколактозной смеси.

Ферментотерапия

Заместительная ферментотерапия при осмотическом типе диареи должна проводиться с первых дней заболевания с использованием ферментов с лактазной активностью (лактаза, лактаза бэби,) и ферментных препаратов с повышенной амилолитической активностью (ораза, сомилаза, панцитрат, панзинорм, пангрол 400, юниэн зим и др.), а при наличии выраженных явлений метеоризма — препараты на основе панкреатина с «пеногасителями» (зимоплекс, панкреофлат и др.). При этом типе диареи и в начальном периоде инвазивной диареи недостаточность пищеварительной функции ЖКТ связана, главным образом, с быстрой эвакуацией кишечного содержимого. Ферменты «не успевают» вступить во взаимодействие с пищевыми ингредиентами и выделяются в неизменном виде с калом, и назначение протеолитических ферментов (абомин, ацидинпепсин, пепсидин, пантрипин и др.) противопоказано. Клиническими критериями быстрой эвакуации химуса их тонкого кишечника могут служить усиленная перистальтика, урчание в животе, наличие зелени и прозрачной слизи в испражнениях, раздражение кожи вокруг ануса (за счёт протеолитических ферментов). Копрологические критерии — это большое количество мышечных волокон и жирных кислот. Кроме того, назначение протеолитических ферментов (особенно содержащих химотрипсин, трипсин) при осмотической (ротавирусной) диареи может стимулировать репродукцию ротавируса, усилить диарейный синдром и тяжесть заболевания. Полиферментные препараты на основе панкреатина с компонентами бычьей желчи (фестал, дигестал, панолез, энзистал идр.), особенно при «водянистых» (секреторных и осматических) диареях, могут привести к нежелательным последствиям. Компоненты бычьей желчи (желчные кислоты и др.) стимулируют моторику кишечника и желчного пузыря, увеличивают осмотическое давление химкса, оказывают повреждающее действие на слизистую, а при микробной деконъюгации желчных кислот способствуют активации цАМФ энтероцитов с последующим развитием или усилением осмотического или секреторного компонента диареи и морфофункциональных нарушений,

Необходимость назначения стартовой ферментотерапии у детей на искусственном вскармливании определяется по результатам копрограммы. Изменения в копрограмме обусловлены нарушениями функций различных отделов желудочно-кишечного тракта:

Иммунотерапия

При ротавирусной инфекции патогенетически обоснованным следует считать применение иммуномодуляторов, иммуноглобулиновых препаратов (содержащих готовые антитела к различным возбудителям ОКИ), а также неспецифических стимуляторов иммунитета. С этой целью используются: пентоксил, лизоцим, нуклеипат натрия. Эффективны также атиротавирусный иммуноглобулин и рекомбинантные интерфероны .

В лечении криптоспоридиаза используют нитрофурановые препараты, спиромицин.

Коррекция дисбактериоза кишечника при дисахаридазной недостаточности. Проблема восстановления микробиоценоза кишечника при вторичной лактазной недостаточности представляется достаточно сложной, т.к. выбор тактики терапии определяется как основным заболеванием , так и характеров глубины, стойкости изменений микрофлоры и чувствительности УПФ к пробиотикам,

Для коррекции микробиоценоза кишечника необходим ряд условий:

  1. Рациональное питание (низколактозные и безлактозные смеси)
  2. Восстановление функциональных нарушений желудочно-кишечного тракта.
  3. Сохранение детоксицирующей функции печени, почек, толстой кишки.
  4. Стабилизация местного иммунитета.

С целью стабилизации обменные процессов и создания физиологических условий для существования пристеночной (мукозной) флоры целесообразно назначение ферментных преператов и мембраностабилизирующих средств (эссенциалеидр.), цитомукопротекторов (смекта, фосфалюгель).

Для коррекции дисбактериоза кишечника используются пробиотики и пребиотики.

Пробиотики — это препараты и продукты питания, в состав которых входят вещества микробного происхождения или продукты их жизнедеятельности, оказывающие при естественном способе введения благоприятные эффекты на физиологические функции и биологические реакции организма хозяина через оптимизацию его микробиологического статуса (Шендеров Б. А. 1997 г.),

Пробиотики используются как антимикробные, антитоксические и ферментативно-активные средства при заболеваниях ЖКТ инфекционного и неинфекционного генезиса.

В состав пробиотиков входят индигенные микроорганизмы (бифидо-, лактобактерии, кишечные палочки, энтерококки), а также микроорганизмы или продукты их жизнедеятельности, не входящие в состав постоянной микрофлоры человека (бациллы, сахаромицеты и др.)

Восстановление биоценоза кишечника при лактазной недостаточности проводиться на фоне лечения основного заболевания с учетом глубины и стойкости изменений микрофлоры и чувствительности условно-патогенной флоры к пробиотикам.

К пробиотикам, применяемым при дисахаридазной недостаточности, предъявляются следующие требования:

  1. Высокий антагонистический индекс по отношению кс УПФ;
  2. Высокая ферментативная активность и способность расщеплять углеводы;
  3. Отсутствие лактозы в составе препарата.

Некоторые пробиотики (примадофилюс) в состав которых входят бифидо- и лактобактерии различных штаммов, не содержат лактозу и могут применяться для поддержания эндогенной флоры при вторичной лактазной недостаточности,

Примерная схема назначения пробиотиков в комплексе лечения дисахаридазной недостаточности представлены на схеме 1.

Пребиотики — это частично или полностью неперевариваемые ингредиенты пищи, способствующие улучшению здоровья за счет избирательной стимуляции роста и /или метаболической активности одной или нескольких групп бактерий, обитающих в толстой кишке. Пребиотики обладают многочисленными физиологическими эффектами. При ферментации пищевых волокон, поступающих в кишечник, микрофлора толстой кишки получает энергетический и пластический материал, что сопровождается её ростом. Пищевые волокна стимулируют моторику желудочно-кишечного тракта, обладают высокой адсорбционной способностью. В комплексной терапии вторичной лактазной недостаточности, на фоне моторных нарушений и запоров, могут использоваться дюфалак, нормазе.

В практической работе целесообразно использовать принципы поэтапной коррекции нарушений микробиоценоза:

1 этап — применение безлактоэных пробиотиков с целью селективной деконтаминации УПФ — 7-10 дней.

II этап — пребиотики — 7-10 дней или моно- и полипробиотики на фоне ферментотерапии — 2 недели. БАДы с пробиотиками — 1 мес, (примадофилюс).

Таким образом, в комплекс лечения вторичной дисахаридазной недостаточности входит адекватная диетотерапия, ферментотерапия, дифференцированная коррекция дисбиоза кишечника (схема 2).

mazankova7

mazankova8

?>